14 ноября Марианне исполнился 21 год. Кристиан приехал в Королевский дворец в 5 часов утра, чтобы первым поздравить именинницу. Он шёл к покоям принцессы и вскоре зашёл внутрь, желая посмотреть на спящую безмятежным сном Марианну. Но сделав пару тихих шагов Кристиан понял, что Марианна не спит. Улыбка пропала с его лица, когда он увидел, что Марианна укрыта пледом и двумя одеялами. Подойдя к ней он услышал, что её зубы выбивают дробь.

  • Господи! - воскликнул он, роняя на пол купленные в подарок Марианне цветы и плюшевого медвежонка, - Марианна!
  • Милый, - прошептала принцесса, - мне...мне...холодно...
  • Бог мой, - Кристиан потрогал лоб и шею Марианны, - ты горишь...
  • Как...мне...мне так холодно...
  • Сколько...сколько это уже продолжается?
  • Я перед сном...в комнате было прохладно и я надела пижамку...а потом проснулась...у меня нет сил встать или позвать кого-то...просто безумно холодно...
  • Любимая, не бойся сейчас ничего...но я вынужден отвезти тебя в больницу.
  • Нет...любимый, не надо...о чём ты говоришь?
  • Нет времени объяснять...Лаура! Синтия!

Услышав крики Кристиана, фрейлины проснулись. Их комнаты были соединены дверьми с покоями Марианны, и они появились в них в одних ночных рубашках.

  • У Марианны озноб, - сказал Кристиан, - немедленно подготовьте для неё тёплые вещи! Мы едем в больницу!
  • Но, - сказала Лаура, - у неё день рождения сегодня...будет бал...
  • Вы не слышали меня? Какой тут, к чёртовой матери, может быть бал? Живо готовьте тёплую одежду! Немедленно!
  • Да...мы...сейчас!

В глазах Марианны появился страх. Всё её тело тряслось, она прижалась к Кристиану, её ладони сомкнулись на его шее.

  • Любимый...что со мной? - спросила Марианна, - куда ты меня увезёшь?
  • Тебе нужна срочная госпитализация, - ответил Кристиан, - не думай сейчас о плохом. Старайся сохранять ясную голову.
  • Это...это...
  • Не думай о плохом...и вообще, старайся не говорить. Доверься мне, любимая. Я помогу тебе.

Марианна посмотрела на Кристиана глазами, полными боли. В них теплилась надежда, и Кристиан отвернулся, не в силах выдержать взгляда любимой. Пока Синтия и Лаура помогали принцессе одеться, Кристиан взял в руки свой мобильный телефон и набрал номер дежурного врача королевской больницы.

  • Томас! - сказал он, - слушай меня внимательно! Готовьте Королевскую палату!
  • Есть готовить, - ответил врач, - сколько пациентов?
  • Одна...один пациент! Мы сейчас приедем. Мне нужен рентген, готовьте антибиотики и кислород. У меня подозрение на «камбоджийский» вирус.
  • Всё будет сделано, Крис.
  • Мы скоро будем...

 

Спустя 15 минут Кристиан на руках занёс Марианну в один из корпусов Королевской больницы. Зайдя в кабинет рентгенографии, он уложил Марианну на кушетку, поле чего помог рентгенологу подкатить к принцессе мобильный рентген-аппарат. Спустя несколько мгновений он получил на руки снимок грудной клетки Марианны, в котором без труда увидел, что оба её лёгких воспалены.

  • Любимый, - сказала Марианна, закашлявшись, - мне...мне очень жарко...

Кристиан взял Марианну на руки, уложил её на каталку и выдвинулся по направлению к лифту. Вскоре они оказались в палате, заранее приготовленной для принцессы. Марианна с испугом посмотрела на капельницу, которую к ней подкатила медсестра.

  • Летиция, - сказал Маркус, - прокапай вот эти два антибиотика...повтори дозу через два часа.
  • Будет сделано, - ответила медсестра.
  • Крис, - Марианна взяла Кристиана за руку, - что со мной? Прошу тебя, не молчи...скажи мне правду...
  • У тебя...все симптомы...«камбоджийского вируса»...
  • Боже мой...Но как...как...любимый, это какая-то ошибка...
  • Если бы...ошибка исключена.
  • В собственный день рождения...Крис...ты там...позвони во дворец...извинись от моего имени...
  • Не думай об этом, любимая. Не думай о плохом. Тебе сейчас нужно собраться с силами и бороться с болезнью.
  • Я...я постараюсь...любимый, скажи мне правду...я умру?
  • Нет! Ты не умрёшь, любимая! Ты будешь жить до ста лет!
  • Я хочу жить...но мне больно дышать...любимый, я не спала толком ночь...можешь погасить тут свет? Я хочу поспать...буквально минут десять.
  • Конечно, Марианна.
  • Прости меня...что так получилось...
  • Ты ни в чём не виновата, любимая. Не думай о плохом. Я сделаю всё, чтобы тебе помочь...

 

Утром 19 ноября Кристиан зашёл в палату Марианны. Она спала, вдыхая кислород через респираторную маску. Кристиан едва сдерживал слёзы, видя, в каком состоянии находится его возлюбленная. Несмотря на то, что все последние дни Марианна получала интенсивное лечение, её состояние оставалось стабильно тяжёлым. Без респираторной маски она практически не могла дышать. Она отказывалась принимать пищу, и практически все дни спала. У дверей её палаты постоянно дежурила медсестра, Марианну навещали родители, братья, сёстры и бабушка. Все визитёры видели, что она медленно угасает. Королева-мать едва не упала в обморок, услышав, как Марианна сказала:

  • Я постоянно хочу спать...но я боюсь...что однажды не проснусь...

Погладив ладонь Марианны и поцеловав её в лоб, Кристиан вышел из палаты. В коридоре он увидел силуэт королевы-матери.

  • Доброе утро, - сказала она, - я хочу навестить Марианну...как она, Крис?
  • Плохо, - ответил Кристиан, - без изменений...
  • Боже мой...Крис, я знаю, как тебе тяжело...но ты можешь мне объяснить, как моя внучка могла так сильно заболеть?
  • Её случай...её заболевание протекает так же, как и у остальных заболевших.
  • Но ведь уже в сентябре мы все прошли вакцинацию. Я сама видела, как ты ввёл ей вакцину.
  • К сожалению, вакцинация тоже оказалась неэффективным методом. «Камбоджийский вирус» действительно отступил, когда население стало получать вакцины. Но он мутировал, и уже к концу октября мы столкнулись со второй волной эпидемии. В больницы стали попадать люди, которые уже ранее прошли вакцинацию.
  • Но ведь Марианна даже не выходила на улицу накануне.
  • За два дня до её дня рождения мы были в городе. Она была в университете на лекции, вечером мы ужинали с друзьями.
  • Всё равно...мне так страшно сейчас...Скажи мне, почему ей не становится легче?
  • Вирус полностью подавляет организм человека, все его функции. Марианне трудно с ним бороться, она обычная хрупкая девушка. Но даже сильных и здоровых мужчин вирус приковывает к постели и делает зависимыми от кислородной маски.
  • Но ведь можно же что-то сделать? Я читала, что есть такой аппарат, для искусственной вентиляции лёгких. Неужели, в нашей больнице его нет?
  • Он есть, но для лечения «камбоджийского вируса» он не применяется.
  • Почему?
  • Потому что для заболевшего «камбоджийским вирусом» этот аппарат подобен револьверу с одним патроном для самоубийцы. Этот аппарат принудительно вгоняет воздух в лёгкие, от чего их повреждения только усиливаются. Он способен просто разорвать лёгкие.
  • Вот оно что...я этого не знала. Значит, остаётся только...капать антибиотики?
  • Да. Надежда только на антибиотики.
  • Крис, я умоляю тебя...ты врач, ты знаешь больше, чем я. Скажи мне правду...Марианна выживет?

Кристиан посмотрел королеве-матери в глаза.

  • Я каждый день молю Бога об этом, - сказал он, - мне мучительно больно видеть, как Марианна страдает. Но я верю, что с ней всё будет в порядке. Всё, что в моих силах, я сделаю.
  • Я не сомневаюсь в тебе...И я прошу тебя только об одном. Спаси Марианну. Это она должна будет меня хоронить, а не я её...

 

Вечером того же дня Кристиан смотрел на Марианну через стекло её палаты. Она по-прежнему спала и не могла дышать без кислородной маски. Он не услышал, как к нему подошёл Маркус.

  • Дружище, - сказал он, - как ты, брат?
  • Не описать словами, - ответил Кристиан, - моя любимая угасает на глазах...почти не говорит, не может дышать...а я ничего не могу с этим поделать!
  • Ты ни в чём не виноват, не казни себя.
  • Я всегда считал себя хорошим врачом. Я стольких людей спасал, а когда моя помощь понадобилась самому дорогому мне человеку...
  • Не падай духом, дружище. Мы в наших лабораториях круглосуточно пытаемся получить антибиотик, который загонит в гроб этот чёртов вирус!
  • Тут счёт идёт уже на дни...я верю, что вы найдёте его...конечно, вы должны спасти варягов...но Марианна...я доктор и знаю, что с каждым днём её шансы на исцеление уменьшаются...я не говорю этого её родным, но она слабеет и физически, и морально. Как и десятки других умерших, в один прекрасный момент она может просто не проснуться.
  • Но всё же...гони от себя эти мысли.
  • Конечно...есть ещё один вариант. Это операция.
  • Операция? Ты серьёзно?
  • Такими вещами не шутят. Марианну может спасти операция. Всего два хирурга в мире делали операции подобного уровня. Один из этих хирургов — я. Другой — умерший три года назад немецкий профессор Бастиан Риффель. Но все операции заканчивались летальным исходом. У меня на столе умерло двое, а у Риффеля — пятеро пациентов.
  • Но ведь шанс...он ведь всё равно есть?
  • Чисто теоретически, да. Но Марианна не подопытный кролик! И я не хочу своими руками лишить её жизни...
  • Как я уже сказал ранее, не падай духом, дружище. Не переживай. С Марианной всё будет хорошо, и я обязательно пересплю с её свидетельницей после вашей свадьбы!
  • Маркус, - Кристиан улыбнулся, - ты всегда в своём репертуаре. Но всё равно, спасибо тебе, что ты со мной.
  • Мы найдём антибиотик. И все заболевшие получат долгожданное исцеление...