Ночь с 23 на 24 декабря Марианна провела, не смыкая глаз. Горькие слёзы обиды, разочарования и бессилия душили её, она бегала по Королевскому дворцу, истошно крича. Королева Мария очень переживала за свою дочь и пыталась её успокоить, но безуспешно.

  • Не трогай её, - сказала Марии королева-мать, - это её душа кричит...это её душа плачет. Утешить её не получится ни у кого.
  • Но я не могу видеть, как страдает моя дочь, - сказала Мария, - у самой слёзы...
  • Ни ты, ни я не сможем ей ничем помочь. Когда силы оставят её, Марианна сама успокоится.
  • Я всегда знала...что этот парень её погубит!
  • Ты веришь в эту чушь?
  • Великий магистр, при всём уважении, не может нести чушь. Я всегда знала, что не пара он Марианне...А теперь он разбил ей сердце.
  • В любом случае, инцидент крайне неприятный. Когда Марианна успокоится, не вздумай говорить ей того, что сказала мне.
  • То есть?
  • То есть, сделай хотя бы вид, что сочувствуешь ей.
  • Но я...
  • Не перебивай! Ты её мать, ты должна её поддерживать! Мари ещё сильнее расстроится, если услышит, что ты поддерживаешь не её, а тех, которые забрали у неё счастье буквально перед самыми главными словами, которые она должна была услышать в жизни.
  • Почему ты снова делаешь из меня монстра? Я что, кому-то обязана любить этого Кристиана?
  • Не повышай на меня голос. Его выбрала Марианна. Она не могла ошибиться.
  • Если бы ему не предъявляли столь тяжких обвинений, я бы ничего не говорила. Его ведь не в краже велосипеда обвиняют...

Марианна не слышала этого разговора. К обеду 24 декабря она, несмотря на бессонную ночь и сильную усталость, смогла прийти в себя и мыслить логически. Переодевшись в повседневную одежду, она покинула дворец и направилась к расположенному на противоположной от Королевского дворца стороне проспекта Победы зданию Магистрата Ордена. Это здание было построено в Средние века, и со временем стало одной из главных достопримечательностей Мерхарда и оплотом рыцарства. В крепости располагались казармы для рыцарей, арсенал, учебный и аналитический центры, а также рабочие кабинеты Великого магистра и Великого комтура Ордена.

Стараясь сохранять хладнокровие и молясь, чтобы голос не задрожал, Марианна подошла к воротам Магистрата. На входе стояло двое рыцарей, которые, безусловно, узнали её сразу же.

  • Отведите меня к Великому магистру, - сказала Марианна, - немедленно.
  • Но Великий...
  • Ты не слышал? Ты в курсе, кто я?
  • Да, конечно, в курсе.
  • Одно моё слово — и тебя сегодня же вечером вышвырнут отсюда, как вшивого котёнка! Будь хорошим мальчиком и отведи меня к Великому магистру. Кстати, - Марианна повернула голову ко второму рыцарю, - тебя это тоже касается!
  • Минуту, принцесса.
  • Пройти дайте. Холодно тут, с моря дует.

Рыцари расступились и пропустили Марианну на КПП. Спустя 15 минут она уже поднималась наверх, в кабинет Великого магистра. Оставшись наедине с Расмуссеном, она не смогла сохранить набранную уверенность и бросилась Великому магистру на грудь. Расмуссен по-отечески обнял Марианну, погладил по волосам и дал ей выплакаться. Усадив её на стул, он подошёл к своему потайному бару, открыл бутылку коньяка и налил немного в рюмку.

  • Выпей, - он протянул рюмку принцессе, - и не задавай вопросов.

Марианна взяла рюмку, осушила её в два глотка, после чего закашлялась.

  • Легче теперь? - уточнил Расмуссен.
  • Да, - согласилась Марианна, - прости меня...что я тут...
  • Пустое.
  • Великий магистр...Вальтер...я не спала ночь...я...у меня нет слов, чтобы описать, как мне плохо. Я в отчаянии.
  • Я тебе искренне сочувствую. Но и ты тоже должна меня понять. Я выполняю свой долг по защите королевства, и не более того. Я не выбираю, арестовывать мне человека, или нет.
  • Но...
  • Твои эмоции вполне справедливы и обоснованны.
  • Но ты...ты мог дать нам хотя бы стать мужем и женой...
  • Это бы ничего не изменило. Потом, мы не нарушали прав Кристиана. Мы действовали строго по уставу, да и он сам не оказывал сопротивления, что обязательно ему зачтётся.
  • Ты не понимаешь меня...Кристиан невиновен!
  • Откуда ты это знаешь? Почему ты в нём так уверена?
  • Потому что он самый светлый, самый хороший человек в мире! Он и мухи не обидит...
  • Когда любишь, всегда смотришь на любимого, как на Бога. Не хочу показаться бестактным, но ты долгое время провела в больнице, почти прикованная к постели. Откуда ты знаешь, чем он занимался, когда не был в твоей палате?
  • Крис был рядом каждый день...он заботился обо мне, терпел мои капризы, страхи...
  • А что, если я скажу, что это он тебя намеренно заразил?

Марианна побледнела от услышанного. Её челюсть отвисла, она не могла вымолвить ни единого слова.

  • Ты...безумец! - наконец сказала она, - что...как...ты...да как у тебя язык только повернулся мне такое сказать?
  • Есть доказательства, - сказал Расмуссен, - послушай меня спокойно, без сердца. Не торопись его защищать.
  • Это какая-то чушь...это бред...безумие...Крис бы никогда...
  • Я с самого начала был уверен, что патоген «камбоджийского вируса» выведен искусственным путём. И всё подтвердилось. Кристиан создал этот вирус в лаборатории, с помощью сообщников выпустил его в разных частях Симунда, вызвав тем самым эпидемию.
  • И с какой же целью?
  • Он собирался сам дать людям антидот, но его друг Маркус опередил его, и создал аналог ранее. Кристиан использовал тебя для того, чтобы стать членом твоей семьи.
  • Нет...Это же бред...да и откуда он знает, как создавать вирусы?
  • Заразив тебя и вылечив, он тем самым завоевал бы твоё окончательное доверие. После чего он собирался заразить всех членов твоей семьи. Они бы умирали один за другим, пока бы не осталась ты одна. Ты бы стала королевой, но он бы правил за тебя. Это и была его цель — свергнуть твоего отца и самому править королевством.
  • Я с ума сойду от твоего бреда...
  • Хорошо, я представлю факты.

Магистр протянул Марианне папку.

  • Эти девушки, - сказал он, когда принцесса открыла папку и увидела фотографии, - пропали незадолго до начала эпидемии.
  • И что? - спросила принцесса, - что это доказывает? Их всех похитил Крис?
  • Их похитили другие люди, но по его приказу. Почти все девушки твоего возраста и твоей комплекции. Предвосхищаю твой вопрос. Нет, их никто не насиловал и не принуждал к сексу.
  • И зачем же тогда их похитили?
  • Они были подопытными кроликами. Их заражали «камбоджийским вирусом». Затем что-то вкололи, они потеряли воспоминания и вернулись домой.
  • Ты хочешь сказать...
  • Да.
  • Это же бесчеловечно...вот так издеваться над живыми девушками...нет, я не верю...Крис не мог...он не мог меня так обманывать...и так поступить с девушками...
  • На его совести все смерти от «камбоджийского вируса». На его совести попытка свержения твоего отца. Поверь, не было у него к тебе любви. Он просто влюбил тебя в себя, воспользовался твоей неопытностью.
  • Ты можешь говорить мне всё, что угодно. Я не верю тебе! Это всё...это оговор...Крис не мог...
  • У нас есть все доказательства.
  • Я понимаю...Великий магистр...я пришла к тебе, собственно, вот по какому вопросу. Я хочу увидеть Криса.
  • Это невозможно. Он под следствием, он доставлен в Крепость.
  • Я всё понимаю. Но я должна его увидеть...ему сейчас труднее всех...никто не верит ему...я хочу, чтобы он знал, что я с ним. Умоляю тебя, дай мне его увидеть.
  • Закон одинаков для всех.
  • Магистр...я всё понимаю...я будущий юрист и знаю обо всех последствиях и знаю законы. Но я умоляю тебя...разреши мне его увидеть. Любой человек имеет право на поддержку...
  • Так и быть. Ты увидишь его завтра.
  • Но завтра Рождество...мне во дворце нужно быть...
  • Именно поэтому, я и не усердствую. В Рождество нужно быть добрее. Приезжай завтра в Крепость. Тебя пропустят. Я скажу...

 

Мерхардская Крепость, более известная как просто Крепость, расположена на южной оконечности острова Святого Патрика. Она была возведена в Средние века для защиты Мерхарда в случае наступления врагов с западной части Северного моря. Со временем, Крепость перестала играть роль оборонительного сооружения, и с середины 18 века стала тюрьмой, в которой содержались исключительно государственные преступники, опасные и особо опасные рецидивисты, а также преступники, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Огороженная от остального мира морем, Крепость считалась самой надёжной тюрьмой на Симунде, сбежать из которой было невозможно.

Марианна приехала в Крепость ранним утром 25 декабря, сразу же после того, как в Соборе Святого Антония завершилась всенощная рождественская служба. Охраняющие крепость рыцари провели Марианну в небольшую комнату, в которой заключённым в качестве меры поощрения за образцовое поведение разрешали свидания с родными и близкими. Марианна не смогла сдержать слёз, когда увидела Кристиана. На нём была полосатая тюремная роба, лицо было покрыто щетиной. Конвоировавший его рыцарь вышел из комнаты, после чего Марианна бросилась в объятия Кристиана. Она истошно рыдала у него на груди, не в силах совладать с собой.

  • Любимая, - сказал Кристиан, - успокойся, я прошу тебя. А то мы так прорыдаем всё свидание.
  • Прости, - сказала Марианна, - я попытаюсь...эта форма на тебе...это...я не знала, что заключённых...так одевают...но ведь ты даже...не осужден...
  • Меры предосторожности. В такой робе сложнее сбежать, если тебе это и удастся.
  • Крис...прости меня...
  • За что?
  • За то, что ничего не смогла сделать...стояла, как дура...
  • Ты ничем не смогла бы мне помочь, любимая. Не казни себя.
  • Ты знаешь...тебе предъявили обвинения?
  • Да, разумеется.
  • Что ты скажешь на это?
  • Только то, что я невиновен.
  • Магистр...я разговаривала с ним вчера. Собственно, это он мне и позволил увидеть тебя. Он говорил ужасные вещи...но я не верю! Я не верю, что ты мог совершить хотя бы сотую долю...
  • У них есть доказательства.
  • Я не понимаю...кто может так желать тебе зла? Я уверена...я на все сто процентов уверена, что тебя оговорили!
  • К сожалению, ты одинока в своей уверенности. Все уверены, что я заразил весь остров, и специально заразил тебя, чтобы...
  • Милый, не говори этого, пожалуйста! Я знаю, что ты не мог этого сделать! Это какая-то ошибка...я уверена, что отец во всём разберётся! Он всегда выносил самые справедливые приговоры...
  • Мне остаётся только уповать на мудрость и объективность государя...
  • Я обязательно поговорю с отцом. Милый, ты только держись...с тобой тут...хорошо обращаются?
  • Не жалуюсь. По головке не гладят, конечно, но охрана ведёт себя корректно, в пределах инструкции.
  • Ты у меня вообще никогда ни на что не жалуешься...Любимый, я всё сделаю, чтобы вытащить тебя! Я не верю, что ты виноват!
  • Я действительно ни в чём не виноват, любимая. Я как и ты узнал от других об эпидемии вируса. Ты сама видела, как я мучился, когда он поразил тебя. Я бы никогда...никогда в жизни бы не подверг тебя таким страданиям...
  • Я это знаю, любимый. И я не брошу тебя...что бы ни случилось...

 

Утром 30 января Кристиан был доставлен в расположенный на берегу Северного моря Дворец Правосудия. Судебное заседание по его делу должен был вести сам король Генрих. Кристиан шёл с высоко поднятой головой, стараясь сохранить свою невозмутимость. Несмотря на то, что Кристиан был арестован фактически в прямом эфире, суд над ним должен был проходить в закрытом режиме. В зал заседаний Кристиан вошёл первым. Конвоиры усадили его на скамейку подсудимых, огороженную от зала стальными решётками. Спустя мгновение в зале появились первые участники заседания. Среди них была и Марианна. Кристиан улыбнулся ей и сразу отметил, что она снова сильно похудела. Принцесса посмотрела Кристиану в глаза, и в её взгляде он прочитал боль, надежду и безграничную любовь. Марианна по-прежнему не находила себе места, но верила, что её отец вынесет на суде справедливый вердикт. Предыдущим вечером она зашла в кабинет королевы Марии.

  • Мама, - сказала она, - можно к тебе?
  • Конечно, доченька, - ответила королева, - что-то случилось?
  • Да...Мамочка, я очень...мне нужно с тобой поговорить.
  • Конечно, доченька. Я тебя слушаю
  • Ты ведь знаешь, что завтра будет суд...
  • Знаю. И очень надеюсь, что этот подонок сгниёт в тюрьме!
  • Мама...
  • А что, тебе не нравится слышать правду?
  • Не говори о нём так, пожалуйста...ты делаешь мне больно...
  • Моя интуиция никогда меня не обманывала! Я с первого взгляда на него поняла, что он пройдоха и негодяй! Меня поражает, что ты даже сейчас его защищаешь. После того, как чуть не лишилась из-за него жизни!
  • Кристиан не виноват! Он не мог этого сделать!
  • Ты сейчас не меня, ты больше себя убеждаешь.
  • Почему ты не веришь мне?
  • Потому, что ты ещё слишком молода и наивна, чтобы рассуждать, как взрослые люди. Это в твоих грёзах он предстаёт рыцарем. А на деле же он просто властолюбивый подонок, который вскружил тебе голову.
  • Ты ведь его совсем не знаешь...почему ты так говоришь? Ты хочешь сделать мне больно?
  • Прикуси-ка свой язык! Ты что, решила меня уму-разуму учить? Отвечай!
  • Нет...
  • Я старше тебя, я прожила жизнь! И мне очевидно, что он просто пользовался и твоим телом, и твоей наивностью!
  • Мамочка...перестань, прошу тебя...
  • Перестать? Это не я к тебе пришла с этим разговором! Очнись уже, девочка! Перестань смотреть на мир сквозь розовые очки! Ты живёшь в реальном мире, где царит подлость и обман! Почему вот ты снова плачешь?
  • Потому что, - Марианна смахнула слезу, - я пришла в поисках поддержки...а ты...
  • А ну не смей раздавать мне свои упрёки! Ты совсем, я вижу, забыла, с кем разговариваешь?
  • Мне пора...
  • А ну стоять! Я тебя не отпускала! Свои крокодиловы слёзы будешь лить в другом месте! Чтобы я больше не слышала от тебя ни единого слова, поняла меня?
  • Поняла...зря я сюда пришла...
  • Этот негодяй завтра получит по заслугам. А тебе искренне советую выбросить его из головы!
  • Но я люблю его!
  • Это твои проблемы. Всё, пошла вон! Я устала уже слушать твой бред!

Марианна выбежала из кабинета в слезах. В коридоре она увидела короля и бросилась к нему.

  • Что стряслось? - спросил Генрих, гладя дочь по волосам, - что с тобой, Мари?
  • Папочка, - сказала сквозь слёзы принцесса, - папочка...
  • Идём со мной, - король повернул голову к слуге, - живо успокоительное и горячий чай!

Король и принцесса прошли в кабинет, но Марианна пришла в себя и без лекарства.

  • Папочка, - сказала она, успокоившись, - я пришла к тебе, чтобы...завтра ведь суд...
  • Да, ты права, - ответил Генрих, - ты из-за этого так расплакалась?
  • Да...папочка, я пришла просить за Криса...он ни в чём не виноват!
  • Доченька, я прекрасно понимаю твои чувства по отношению к нему. Я тоже был молод, тоже был по уши влюблён. Но...
  • Я не верю, что он мог этого всего сделать...
  • Факты говорят об обратном. Я не могу принимать решения, основываясь на эмоциях.
  • Ты тоже против меня...
  • А вот тут ты ошибаешься. Кристиана не обвиняют в какой-нибудь мелочи. Есть множество фактов, которые доказывают его виновность. Если бы дело касалось какой-нибудь мелкой провинности, я бы не усердствовал.
  • Ты осудишь его?
  • Я могу лишь обещать тебе, что во всём разберусь. Всё покажет завтрашнее судебное заседание. Я никогда прежде не выносил несправедливых судебных решений. Это я тебе обещаю. Я дам высказаться Кристиану, дам ему возможность защищать себя. Но если его вина будет доказана, то не мне рассказывать тебе, студентке юридического факультета, о равенстве всех перед законом и судом...