Утром 1 марта Кристиана вывели из камеры смертников и привели на прогулку во внутренний дворик Крепости. Начало весны в Мерхарде всегда было холодным и зябким, но Кристиан старался не обращать внимание на погоду. Он был приговорён к смертной казни, хотя точно знал, что ни в чём не виноват. Особые страдания ему доставляли воспоминания о суде, на котором он в последний раз видел Марианну. По правилам внутреннего распорядка Крепости приговорённые к смертной казни не имели права не только на свидания, но и на телефонные звонки.

«Судьба иногда может разыграть с людьми очень жестокую шутку, - думал Кристиан, - ещё совсем недавно я чувствовал себя самым счастливым человеком в мире! У меня было фамильное состояние, любимая работа. Я был влюблён в самую красивую девушку в мире, которая сама во мне души не чаяла. Я был уверен, что мы поженимся, что у нас будет счастливая, дружная семья. А что теперь? Меня обвинили в самом страшном преступлении, какое только можно придумать, хотя я его не совершал. Меня обвинили в том, что я довёл свою любимую практически до коматозного состояния, хотя никогда не бросил на неё даже косой взгляд. А теперь я бесправный заключённый, которого в любой момент отведут в подвал, где пристрелят, как бешеную собаку. Мой дворец, мои земли, счета — всё уже давно отнято в пользу Короны. Наверняка, даже Лидии уже нет в моём дворце. Справедливо ли, что моя жизнь вот так закончится? Да ни черта! Это что угодно, но только не справедливость! В другой ситуации я бы мог подать апелляцию, кассацию. Но меня осудил сам король. Сам! Не будет же он сам себя перепроверять. Но хуже всего то, что я даже не смогу в последний раз сказать Марианне, как сильно я люблю её...».

Когда Кристиан вернулся в камеру, которую он делил с приговорённым к смертной казни грабителем банков Свеном, то первым, что он увидел на столе, так это два пакета с соком, упаковку кондитерских изделий, две буханки хлеба.

  • Это что? - спросил Кристиан у сокамерника, - тебе передачу прислали?
  • Скажешь тоже, - махнул рукой грабитель банков, - мы смертники, нам нельзя получать передачи. Будь у нас такое право, мои ребята с воли бы мне каждый день присылали красную икру со стейками!
  • Ну хорошо, тогда что это?
  • Подарок от короля! Когда какой-нибудь праздник, король дарит всем варягам подарки. Нам, зэкам, перепадает по кухне. Ты дворянин и можешь этого не знать. А я из простой семьи, нам на праздник всегда что-нибудь, да перепадало!
  • Но я не помню, чтобы сегодня был какой-то праздник.
  • Да какая разница? Тебе что, так нравится хлебать баланду и просроченную крупу? Садись вон, булочку съешь!
  • Да это можно бы, как раз.

Кристиан взял рукой булочку с корицей, надкусил, после чего отложил в сторону.

  • Ты чего? - спросил Свен, - невкусно, что ли?
  • Наоборот, - ответил Кристиан, - у меня такие булочки очень невеста любила...до сих пор не могу поверить, что это всё в прошлом, и впереди у меня только пуля в затылок...тебе вот не страшно?
  • Из-за чего?
  • Умирать.
  • Дружище, у меня страха никогда не было! Знал бы ты, сколько раз я от смерти убегал! По мне горевать некому, да и сам я особо тоже ни к кому никогда не привязывался. А у тебя что, на воле полно тех, кто дорог?
  • Да...
  • Не повезло тебе, что тут ещё сказать? Могу тебе совет дать. Забудь всё. Старайся вести себя так, будто у тебя анемзия.
  • Амнезия.
  • Чего?
  • Амнезия это называется.
  • Один чёрт.

Кристиан вернулся к трапезе. Он доел свою порцию, после чего стал отсчитывать время до новой прогулки. Уже во внутреннем дворике он обратился к конвоиру.

  • Я могу узнать? - спросил Кристиан.
  • Что именно? - повёл бровью конвоир, - вообще-то...
  • Я знаю, что мы не должны общаться. Мне узнать только, что за праздник сегодня.
  • Это не запрещено. Сегодня свадьба. Принцесса Марианна вышла замуж за Маркуса Олафсена.
  • Что? Что ты сказал?
  • Свадьба принцессы сегодня. Что-то не так?
  • Не так...этого не может быть! Ты ошибся, я тебе не верю!
  • А ну успокойся! Что это ты так переполошился?
  • У меня в голове это не укладывается.
  • Не веришь — прочти утреннюю газету.

Конвоир протянул Кристиану свежий номер популярной газеты «Варяг», на первой полосе которой красовалось цветное фото Маркуса в смокинге и Марианны в белоснежном свадебном платье. Кристиан едва не закричал и с трудом сдержал слёзы, увидев эту фотографию. Лицо Маркуса расплывалось в довольной улыбке, тогда как радость на лице Марианны была явно наигранной. У Кристиана защемило сердце, когда он увидел её глаза, полные боли и отчаяния.

«Награда нашла героя, - подумал Кристиан, - конечно, Маркус спас Марианну...он спас других...но он же прекрасно знает о моих чувствах...похоже, не всё я знал о своём лучшем друге. Конечно, Марианну выдали за него против её воли. Господи, какой ужас! Всем хорошо из-за этой свадьбы! Плохо только невесте! Теперь ей предстоит прожить всю жизнь рядом с этим любителем женщин и выпивки, а мне и вовсе предстоит подохнуть здесь!».

Кристиан вернул конвоиру газету, после чего схватил голову руками и крепко сжал зубы, чтобы не закричать от переполнявшей его душу боли...

 

Вечером 14 марта Марианна зашла в столовый зал замка Маркуса. Он уже сидел за столом, держа в одной руке бокал с коньяком.

  • А вот и ты! - сказал он, увидев Марианну, - сама моя жена, собственной персоной! Проходи, присаживайся.
  • Спасибо, - ответила Марианна.
  • Сегодня я распорядился приготовить нам ужин из овощей. Выпьешь?
  • Мне всё равно, что сегодня на ужин. Нет, пить я не буду.
  • Что-то не нравится мне, что ты в очередной раз так холодна со мной! Неужели, тебя не воспитывали в твоём дворце?
  • Воспитывали. Но ты прекрасно знаешь, что замуж за тебя я вышла не по собственной воле.
  • Тем не менее, ты моя жена! И я не потерплю, чтобы в моём собственном доме моя жена вела себя так! И вообще, если бы не я, сейчас бы тебя просто не было в живых!
  • Всё бы хорошо, но ты уже злоупотребляешь моим чувством благодарности. Ты прекрасно знаешь, что моё сердце никогда не будет тебе принадлежать!
  • Ну всё, хватит. Давай просто поужинаем. Не возражаешь?
  • Нет.
  • Вот и славно.

Спустя мгновение был подан ужин. Марианна приступила к трапезе, хотя приготовленная еда не доставляла ей никакого удовольствия. Мыслями она по-прежнему была во дворце Кристиана. Отсутствие возможности спасти возлюбленного от неминуемой смерти доводило её до исступления. Неприятно она была удивлена и тем, что в виновность Кристиана поверили все, даже его лучший друг Маркус.

  • Скоро Криса казнят, - сказала Марианна вслух, неожиданно для самой себя.
  • Да, это так, - ответил Маркус с едва уловимой усмешкой, - тебя это не устраивает? В нашем королевстве именно так поступают с убийцами!
  • Ты так переменился...вы ведь были лучшими друзьями...
  • Были, вот именно! Здесь это ключевое слово! Мы были друзьями до того дня, как он решил через твою постель стать королём! И до того, как он решил убить сотни ни в чём ни повинных людей!
  • Почему ты ему не веришь? Крис бы никогда не предал тебя.
  • А в чём же ты видишь с моей стороны предательство? В том, что я называю преступника преступником?
  • Он был твоим другом...в Сирии он спас тебя! Где же твоя благодарность, которую ты так требуешь от меня?
  • То, что он был героем в Сирии, ещё ничего не означает! Да, мы вместе сражались. И что, это теперь его индульгенция? Со времён окончания Второй Мировой войны наш остров не видел стольких жертв! И все они на его совести! Все варяги, как один, желают этому негодяю смерти! А ты, только ты, продолжаешь вести себя, как законченная идиотка, и верить ему! Может, ты с ним заодно? Может, ты тоже хочешь в камере смертников оказаться?
  • Я не хочу жить. Ты прав, ты чертовски прав! И мне глубоко наплевать на то, что думают другие! Я знаю, я уверена в Кристиане! Он никогда бы не совершил подобного!
  • Да у тебя, оказывается, гордыня, раз ты считаешь, что ты одна умная, а остальные варяги — дураки!
  • Мне плевать, что ты обо мне думаешь! Я знаю, что отец совершил ошибку, за которую рано или поздно его накажет Господь. И знаю, что ты предал своего друга! Будь Кристиан на твоём месте, он бы до последнего боролся за тебя! Давал бы слово, поручительство. А ты как будто рад, что твоего лучшего друга казнят за то, чего он не совершал!
  • Да, я рад! Я чертовски рад, что этого негодяя пристрелят, как бешеную собаку!
  • Прекрати...
  • Нет, ты дослушай меня! Сейчас он сидит в камере смертников, с такими же негодяями, каким является он сам! Наверняка, любителю хорошо покушать непросто привыкнуть к тюремной баланде и воде.
  • Перестань! Пожалуйста! - на глазах Марианны появились слёзы.
  • А скоро это всё прекратится, - продолжал, как ни в чём не бывало, Маркус, - его просто выведут из камеры и отведут в застенок. Поставят негодяя к стенке и выстрелят ему в затылок! Труп закопают под его тюремным номером. И всё! Потомки даже не узнают, что под этой табличкой гниют кости вероломного убийцы!
  • Всё! Хватит! Довольно!

Марианна со всей силы ударила кулачками по столу, после чего выбежала из столового зала. Она забежала в комнату, выделенную Синтии и Лауре. Она упала на кровать лицом вниз и истошно зарыдала, обняв подушку.

«Всё идёт просто прекрасно, - подумал Маркус, довольно улыбаясь, - кажется, я теперь знаю, о чём говорить, чтобы выжать из тебя все соки!».

Маркус повернул голову к слуге.

  • Чего стоишь? Налей-ка ещё коньяка.

Слуга наполнил бокал. Выпив, Маркус вынул из кармана телефон и набрал номер своей любовницы.

  • Алло, - сказал он, - Аманда, привет!
  • Привет, милый, - ответила девушка, - как дела у молодожёна?
  • Дела хорошо, просто супер! У тебя сегодня как, есть свободное время?
  • Да, конечно, я как раз в клуб собираюсь.
  • Тогда через полчаса встречаемся в «Аметисте».
  • Конечно, без проблем! Но только...ты же вроде бы совсем недавно женился!
  • Да, и что?
  • Просто, ты на такой красотке женат! Будь я парнем, я бы с ней вообще не вылезала из кровати!
  • Увы и ах, но супруга холодна и держит меня на голодном пайке!
  • А по ней и не скажешь! До встречи, милый. Я уже хочу тебя...