Днём 22 ноября Великий магистр Расмуссен прибыл в Королевский дворец и попросил короля об аудиенции.

  • Я слушаю, - сказал король, собирая в папку документы, - только побыстрее, если не трудно. Мне нужно в больницу.
  • К дочери?
  • Да, к Марианне.
  • Как она?
  • Плохо.
  • Плохо...или очень плохо?
  • Очень плохо. Бедная Марианна так страдает...а я не могу ничего с этим поделать. Любой отец не находит себе места, когда болеет его ребёнок. А когда он при смерти...Ты сможешь меня понять.
  • Разумеется, государь.
  • Тем не менее, ты бы не пришёл сюда просто так, поговорить о жизни и её смысле. Как король я обязан исполнять функции главы государства, чего бы у меня в личной жизни не происходило.
  • Да, у меня кое-что есть. Мои ребята провели большую аналитическую работу по эпидемии.
  • Какую именно работу?
  • Анализировали все показатели...тут в пояснительной записке методика приведена. Но это всё не так важно. Важен вывод, к которому можно прийти на основе этого анализа. И этот вывод — пугает и даже, не побоюсь этого слова, шокирует.
  • Что за вывод?
  • Эпидемия носит абсолютно рукотворный характер.
  • То есть, как?
  • Этот вирус был выведен искусственным путём. И есть обоснованные сомнения в том, что патоген в данный момент вообще рассеян в воздухе.
  • Так вот, значит, чем занимается Орден!
  • Государь?
  • Значит, пока весь остров корчится в жутких страданиях, Орден занимается тем, что строит догадки? Да ещё и за счёт Короны! Может, твои аналитики ещё скажут, что вирус инопланетяне распространяют?
  • Мои аналитики...
  • А ну замолчи! Я жду от Ордена конкретных предложений, как нам одолеть эпидемию! А вместо этого ты приходишь и говоришь, что вирус вывели искусственно?
  • Именно так, государь. И именно поэтому мне нужна твоя санкция на проверку всех лабораторий острова.
  • Браво! Значит, твои костоломы будут ходить по лабораториям, что-то там найдут...и что дальше? Это как-то поможет нам вылечить заболевших?
  • Это поможет нам выявить негодяев, которые используют вирус в качестве бактериологического оружия.
  • Я-то думал, что Орден бережёт нашу державу...а оказалось, в вашем учреждении только фантазёры.
  • Государь...
  • Разговор закончен! Никакого разрешения я не даю! Умирают мои подданные! Умирает моя дочь! Им нужно исцеление! Даже если твои семи пядей во лбу аналитики правы — это не даст заболевшим никакого исцеления!
  • Если я прав, государь, эпидемия будет продолжаться вечно! Рано или поздно она перекинется на Скандинавию, Великобританию и Континентальную Европу!
  • Как бы то ни было, продолжать этот разговор я не желаю. У любых террористов, даже если они используют биологическое оружие, всегда есть какие-то требования. А тут болеют все! И богатые, и бедные!
  • К сожалению, мотивы возможных преступников для нас самих пока остаются загадкой...
  • Занимайтесь делом! Ухаживайте за больными, доставляйте вакцины! Вы так больше принесёте пользу королевству, чем строя свои безумные теории заговора! Интересно, есть ли в мире хоть где-то такие же спецслужбы, которые на полном серьёзе будут докладывать главе государства о том, что обычно пишут в жёлтой прессе?
  • Я настаиваю, государь, что эпидемия спровоцирована искусственно. Да, пока неясно кем, и с какой целью. Но выявить их необходимо!
  • Можешь идти. Когда у тебя будет, что сказать, я тебя приму. До свидания!

Великий магистр вышел из кабинета короля и направился к выходу. Выйдя на улицу, он сел в машину, в которой его уже ожидал Магнус Питерсен, Великий комтур Ордена. Занимающий эту должность является первым заместителем Великого магистра, и в его отсутствие исполнял его обязанности.

  • Разрешение мы не получили, - сказал Расмуссен, - проверить лаборатории мы не сможем.
  • Король не поверил? - спросил Питерсен.
  • Хуже. Вспылил.
  • Король не должен поддаваться эмоциям...
  • К сожалению, все мы люди, и под воздействием обстоятельств можем делать то, чего не должны. В одном государь прав.
  • В чём же?
  • Даже если наша догадка верна, и вирус вывели искусственно, заболевших это не исцелит. Кроме того, неясен мотив.
  • Я думал об этом. Допустим, это какие-то террористы, анархисты или, скажем, просто идейные противники монархии. Почему они молчат?
  • Загадка. Пока что им, правда, удалось выставить Корону в не самом выгодном свете. Остров охвачен эпидемией, с которой власть в лице Короны бессильна справиться. Некоторые газеты уже писали и пишут, что в самой Камбодже, откуда вирус начал хождение по миру, эпидемия уже давно сошла на нет. Причём, без каких-либо экстренных мер со стороны властей.
  • Меня недавно привлекла публикация относительно принцессы. Там пишут, что ей, мол, в силу её происхождения создают идеальные условия, оставляя сотни заболевших умирать в переполненных палатах без должного ухода, а иногда и без лекарств.
  • Я читал эту заметку. В блогах тоже пишут всякое. Конечно, варяги недовольны тем, что происходит. Но для того, чтобы использовать недовольство масс, нужно что-то ещё. Бунт, который вспыхнет только потому, что кто-то чем-то недоволен, заранее обречён на провал.
  • Пожалуй. Но что нам остаётся делать?
  • Нужно продолжать копать в этом направлении. Я уверен, что вирус создали и выпустили в разных частях острова сознательно. Остаётся только узнать, кто. И какую цель преследует этот пресловутый Джон Доу...

 

Утром 27 сентября Кристиан зашёл в палату Марианны. Она лежала на кровати с открытыми глазами и попыталась улыбнуться, увидев Кристиана.

  • Доброе утро, любимая, - сказал он, садясь рядом с принцессой, - как ты себя чувствуешь?
  • Мне плохо, - ответила Марианна сорванным от постоянного кашля голосом, - говорить...больно...
  • Любимая...я знаю, как тебе больно...но не сдавайся...
  • Сил...больше...нет...во мне словно...море бушует...в груди...я ложусь спать...и боюсь...что не проснусь...любимый...я хочу чтобы ты знал...
  • Нет...
  • Не...перебивай...пожалуйста...я знаю...что я умру...и я хочу...чтобы ты знал...даже перед смертью...я буду шептать твоё имя...я люблю тебя, Крис...прости меня...что я не смогла...не смогла быть тебе верной женой...и мамой для твоих детей...я не хочу умирать...я хочу жить...но я чувствую...что во мне больше нет жизненных сил...
  • Марианна...ты должна бороться!
  • Ты врач...ты лучше меня знаешь...умоляю тебя...скажи мне правду? Не лги, даже...во...спасение...
  • Любимая...я не могу сказать тебе правду...но и врать не хочу.
  • Мне так больно...у меня уже нет...нет сил даже плакать...
  • Последние дни я много читал о том...тебя можно спасти путём...оперативного вмешательства.
  • Я не понимаю...это...операция?
  • Да. Это мизерный, но единственный шанс, который я вижу. Тебе не помогают антибиотики...
  • А это...опасно?
  • Очень. Очень опасно, любимая.
  • Я не знаю...но я...я хочу жить...я не хочу уходить...но всё равно...я сейчас снова усну...
  • Нет! Не смей! Не смей со мной прощаться, слышишь?
  • Я не могу больше...прости меня за всё...любимый...