Утром 4 июля король Генрих вышел на балкон Королевского дворца, обращённый к Дворцовой площади. В дни выступлений короля перед народом Дворцовая площадь заполнялась толпой королевских подданных настолько, что не могла вместить всех желающих и вынуждала людей заполнять даже проспект Победы и ближайшие к нему улицы.

  • В это прекрасное утро, - сказал король, - в этот благословенный солнечный день я спешу объявить вам о том, что моя дочь Марианна и её возлюбленный Кристиан Сёренсен скоро станут мужем и женой!

Заявление короля толпа встретила бурными аплодисментами и радостным гулом. Сам Генрих отошёл от балкона чуть назад. Из-за его спины на балкон вышли Кристиан и Марианна. Для них обоих столь пристальное внимание публики и представителей СМИ было в новинку. Однако они улыбались, держа друг друга за руки. Под шквал аплодисментов они покинули балкон. Король продолжил выступление, в котором основное внимание было уделено вопросам святости семьи и защите семейных ценностей в непростое нынешнее время. Покинув балкон, король направился в свой кабинет, но по дороге его встретила его супруга, королева Мария.

  • Генрих, - сказала она, - мы можем поговорить?
  • У меня через полчаса разговор с президентом США, - ответил король, - он уже два раза переносил его из-за своего плотного графика.
  • Я уложусь.
  • Хорошо, пойдём в кабинет.

Зайдя в кабинет, король присел за свой стол, открыл заранее принесённую папку с документами.

  • Слушаю внимательно, - сказал он королеве, не отрывая взгляд от бумаг, - что-то срочное?
  • Да, - ответила Мария, - это касается нашей дочери.
  • Какой именно? У нас их четыре.
  • Дорогой, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду Марианну. Неужели, разговор с президентом для тебя важнее?
  • Не забывайся, дорогая. Я суверен, и только я решаю, что важно, а что нет!
  • Просто, я хотела сказать тебе, что у меня, как у матери, тоже есть право голоса. И мне кажется, ты совершаешь сейчас самую большую ошибку в жизни.
  • Интересно...что же наводит тебя на такие мысли?
  • Они знают друг друга меньше месяца — и ты благословляешь их брак! Они встречаются, и я полагаю, что по ночам они не играют в онлайн-игры!
  • У всякого возраста свои интересы. Наверное, будь я моложе, я бы занимался тем же самым.
  • Нет, я поражаюсь просто...
  • Мария, тебе не к лицу быть таким ретроградом! Может, мы ещё пояса верности им наденем?
  • При чём тут это?
  • При том, что уже в нашу молодость нравы стали более свободнее. Вспомни, какая страсть нас охватила. И мы точно так же с тобой нарушали все запреты.
  • Это другое...мы с тобой не бросились друг на друга в первые дни знакомства...
  • Нет, дорогая, это то же самое! Мне было всё равно на правила приличия, этикет, чьё-то мнение. Я полюбил тебя с первого взгляда и сказал себе, что ты будешь моей! И в таких же чувствах Кристиану и Марианне я не отказываю.
  • Я поняла твою мысль...но мы с тобой встречались полгода перед тем, как мы помолвились и поженились. А они...
  • Хоть я и не обязан этого делать, я тебе скажу, почему я принимаю такое решение. Во-первых, мои люди всё узнали о Кристиане. Он дворянин, он врач, ветеран боевых действий. У него есть крупные удельные земли, приносящие серьёзный доход. Он способен обеспечить нашей дочери достойную жизнь. Кроме того, мне многое говорят их глаза.
  • Что же они тебе говорят?
  • Они когда друг друга видят, не могут сдержать улыбок. В их глазах я вижу подлинные чувства. Глубокую привязанность, доверие. Нам с тобой повезло жениться по любви. И мне очень приятно, что нашей третьей дочери повезло обрести и достойного мужа, и любовь в лице Кристиана.
  • Ну, не знаю...
  • Просто признай, что ты необъективна, и он тебе не нравится.
  • Я этого и не скрываю, мне нечего тут признавать. Кристиан мне действительно не нравится. Да, ты прав, он приятный внешне, воспитанный. В плане интеллекта у него не голова, а просто бездна какая-то. Меня даже пугает, что он столько знает всего. Но откуда ты знаешь, что его взгляд — искренний? Может, он просто актёрствует?
  • И зачем ему это?
  • Он старше Марианны на восемь лет. Он уже был женат, и как минимум опытный любовник и прекрасный психолог. Ему ничего не стоит вскружить голову нашей дочери. Тем более, что она ещё молода и не знает ничего ни о жизни и о том, какими бывают люди.
  • На что ты намекаешь?
  • На то, что он мог просто влюбить в себя Марианну, чтобы она только о нём могла думать. А влюблённым человеком можно крутить, как угодно. Возможно, Марианна действительно влюбилась. Так ему же это только на руку! Брак с нашей дочерью даст ему больше, чем Марианне.
  • И в чём же его...выгода?
  • Ты сам это узнаешь, когда они поженятся. И сам не заметишь, как он станет к тебе подходить с «родственными» просьбами.
  • Пока что меня такими просьбами донимает только муж Анжелики. Напомню, что ты была в восторге от Кристофера. Однако, он постоянно обращается ко мне по делам завода, принадлежащего их семьи. И постоянно напирает на то, что я не только король, но и его родственник.
  • Но его завод это основа металлургии, нефтехимии и машиностроения.
  • Я знаю. И мне не очень нравится, что своего любимчика ты защищаешь, даже когда он неправ. А к парню, которого даже не знаешь, относишься так предвзято.
  • Я всего лишь хочу, чтобы мои дети были счастливы. И если Кристиан действительно в силах сделать Марианну счастливой...я буду этому несказанно рада и скажу ему «спасибо».
  • У Кристиана будет такая возможность. И я уверен, что мы ещё будем гордиться мужем нашей Марианны.
  • Эх...мне бы твою уверенность...