Спустя несколько дней, 18 июня, Кристиан приехал к Маркусу в его резиденцию. Фамильная резиденция рода Олафсен располагалась в замке на берегу реки Мерхард. Замок был равен по высоте с семиэтажным домом и представлял собой квадрат, с вписанным внутрь парадным внутренним двором. Главный въезд в замок располагается со стороны южного фасада. Именно у него Кристиан остановил свою машину. Номер его машины был хорошо известен охране, и потому железные ворота были быстро открыты. Кристиан въехал во внутренний двор, повернул налево и остановился. Выйдя из машины, он протянул ключи одному из охранников, в чьи обязанности входило загонять гостевые машины в гараж. Кристиан направился к входу, и спустя мгновение оказался на парадной лестнице. Поднявшись по ней на второй этаж он повернул направо.

  • Милорд ожидает тебя, - сказал дворецкий Маркуса по имени Нильс, - следуй за мной.

Кристиан вслед за Нильсом прошёл несколько помещений замка, после чего оказался в столовом зале. Хозяин замка встретил Кристиана у дверей, они обменялись крепким рукопожатием.

  • Когда ты уже починишь вход? - спросил Кристиан, - разве не проще было бы прямо со двора заходить?
  • Так ведь там кабинет мой, - улыбнулся Маркус, - шучу, работы в самом разгаре. Как только ремонт сделаем, можно будет подняться прямо сюда из внутреннего двора, как и было раньше. Ну что, дружище, за встречу?
  • В каком смысле?
  • В прямом, что будешь пить?
  • Апельсиновый сок.
  • Чего-чего? Крис, ты не заболел часом?
  • Вовсе нет, а почему ты спрашиваешь?
  • Ты и тогда в баре с мужиками соком отделался, теперь сейчас...что с тобой происходит, Кристиан? Заболел?
  • Перемены некоторые...в жизни. Понимаешь...встретил вот на днях девушку внеземной красоты!
  • Вот ты о чём! Тогда мне всё понятно
  • Ты не представляешь даже...другим человеком себя чувствую! Мысли все только о ней, на плохое не тянет. Напротив, хочется быть ещё лучше для неё.
  • Неужели, ты влюбился?
  • Да, это только так можно назвать! Виделись всего-ничего, а у меня только её личико перед глазами. У тебя такое было?
  • Всякое случалось. Пройдёт, со временем.
  • Так я этого как раз и не хочу! Никогда в жизни себя так хорошо не чувствовал! Только вот...как дурак полный себя повёл.
  • Почему?
  • Ей там амбал охранник сказал, что, мол, пора собираться. А я не имени её ни спросил, ни телефона. Стоял, как дурак, в коридоре. Что самое интересное, она сама на меня так посмотрела...
  • Что же тебе помешало-то?
  • Я не знаю...вот словно блок какой-то сработал. Я как будто снова стал робким юношей. Но всё равно, думаю только о ней.
  • Думаю, она ещё проявит себя. Ты старайся поменьше о ней думать, вот и всё.
  • Легко сказать...Ну да ладно, я же к тебе пришёл в гости!
  • Да, и нам уже пора к столу! Ты насчёт сока не передумал?
  • Передумал. Лучше не апельсиновый, а яблочный!
  • Как скажешь. Хотя, в таких случаях, как твой, алкоголь помогает. Пей, даже через силу. Отключишься быстрее.
  • Только яблочный сок.

Кристиан и Маркус сели за стол. Слуга Маркуса наполнил его бокал вином, а в стоящий рядом с его гостем стакан налил яблочный сок, оставив рядом кувшин.

  • Собственно, - сказал Маркус после того, как слуга принёс горячее, - у меня тут кое-какие мысли появились, но поделиться я могу только с тобой, как с лучшим другом.
  • О чём пойдёт речь? - спросил Кристиан, - что-то связанное с твоей работой?
  • Отнюдь.
  • С медициной?
  • Опять промахнулся. Меня тут некоторые мысли относительно государственного устройства недавно посетили.
  • В самом деле? Это интересно, я тебя слушаю.
  • Вот скажи, - Маркус закурил, - тебе нравится быть дворянином?
  • Грешно было бы жаловаться. Хотя, я вспоминаю о том, что я дворянин либо на балах, либо когда заполняю налоговую декларацию. А ты, Маркус? Тебе нравится?
  • Более чем. Мы с тобой потомственные дворяне, и уже с рождения имели права на привилегии. Дворяне платят налоги только с части своего дохода, и по более низкой ставке, чем простолюдины. Дворяне имеют право поступать на военную службу сразу в офицерском звании, а на государственную службу на должности не ниже третьего ранга. Наконец, за совершённые правонарушения дворян может судить только королевский, а не общеуголовный или общегражданский суд. Наконец, любой дворянин имеет право на аудиенцию у короля, право на прямое обращение к монарху без согласования с канцелярией.
  • Всё про нас.
  • Вот как ты считаешь...это справедливо?
  • Что именно?
  • Что мы с тобой, Кристиан Сёренсен и Маркус Олафсен, уже родились собственниками наших хором? Мы не нажили их тяжким трудом, не начинали с нуля.
  • Мне кажется, справедливость к этому не имеет никакого отношения. Наше дворянство ведь не состоит только из привилегий и прав. Мы обязаны быть верными королю, обязаны вести себя достойно, обязаны, в случае войны, защищать наш остров.
  • Но вот представь, что я бы родился не сыном дворянина Олафсена, а сыном рыбака Олафсена. Я никогда бы к своим годам не достигнул бы своего нынешнего уровня жизни. Нет, ты не подумай, я не жалуюсь. Мне очень нравится моя жизнь. Только вот мне кажется, что дворяне, всё же, имеют слишком большие привилегии.
  • Тем не менее, никто от них не отказывается добровольно. Да и я бы как-то не хотел.
  • Я тоже. Но вот скажи мне, а какое, по-твоему, влияние оказывают привилегии дворянства на государственность?
  • Хороший вопрос. Честно говоря, я не задумывался.
  • А мне кажется, что пагубное! Дворяне хапают себе деньги, ценности, а государству отдают меньше. Дворяне «за так» получают должности в армии и государственной службе. Зачастую ведь, они просто занимают чужие места! Нет, к нам с тобой это не относится. Ты был лучшим студентом в своём Военно-медицинском университете, я был лучшим на химическом факультете Королевского университета. Мы вместе сражались в Сирии. А наши друзья? Для них учёба была развлечением, они до сих пор сидят на шее у родителей и ничего полезного не делают.
  • Не понимаю, что тебя натолкнуло на такие мысли, Маркус. Не только дворянство у нас имеет привилегии.
  • Вот, ты правильно улавливаешь ход моей мысли! Есть ведь ещё Орден и есть Церковь! Если дворяне платят хоть какие-то налоги, то Церковь не платит их вовсе! Церковь может иметь любое имущество, пользоваться им, но государство ничего не получает с этого!
  • Главой Варяжской Церкви является сам король.
  • Вот именно поэтому я и не понимаю, почему он закрывает на это глаза! А какие деньги имеет Орден?
  • Орден не может существовать иначе. Это раньше рыцари Ордена занимались невесть чем, а потом и вовсе были ожившими памятниками старины. Теперь у них есть вполне официальное поле деятельности — это контрразведка на всём острове. И то, что они зарабатывают, они наверняка тратят на эти цели. Что далеко ходить — возьмём хотя бы королевскую семью. Королевские телохранители все являются рыцарями Ордена. Каждый из них должен получать высокую зарплату, быть хорошо подготовленным как физически, так и профессионально. К тому же, нас с тобой самих посвятили в рыцари Ордена. И в случае необходимости, мы вместе с другими рыцарями будем защищать нашего короля.
  • В общем-то, я согласен. Но представь, что было бы, если бы всеми финансами королевства распоряжался единолично король? Дворяне, священники и рыцари не чувствовали бы себя так хорошо.
  • Тем не менее, они испокон веков имели привилегии и право на лучшую жизнь.
  • С другой стороны, наше государство стало более социально ответственным. Если раньше право на бесплатное медицинское обслуживание и образование имели только дворяне — теперь это право всех подданных Варяжского королевства. Подданные также имеют право на бесплатный газ, электричество, воду, получают талоны на бесплатный бензин. А ты не задумывался, сколько это всё удовольствие стоит?
  • Мы продаём на экспорт много нефти, бензина и газа. Король поступает мудро, что тратит часть этих доходов на то, чтобы жизнь его подданных была лучше.
  • Ты думаешь?
  • Уверен. Мне тут на днях на работе кто-то говорил, что на Генеральные Штаты будто бы будет вынесено предложение о частичной либерализации нефтегазового сектора.
  • Да, и это мне кажется нужным! У государства сейчас монополия на нефтегазовую сферу, добычу угля и руды, а также на производство и продажу табака и алкоголя. Если король позволяет людям пользоваться своими доходами, то почему же тогда не позволяет предпринимателям адекватно зарабатывать? Любой частный предприниматель сам отвечает за своё дело, сам находит возможности для заработка, а не бежит к королю всякий раз, когда у него кончаются деньги.
  • Вполне может быть. Но всё же, я остаюсь при своём мнении. Сила нашего королевства заключается как раз в том, что мы верны своим традициям. И процветают сейчас все, и дворяне и простолюдины.
  • Да, ты всегда был консерватором. Ну ничего, это просто была самая обычная беседа. Давай сменим тему за десертом?
  • Легко. Мы сто лет не обсуждали футбол. Давай-ка вернёмся к недавнему финалу Лиги чемпионов...